Однажды я участвовал в корриде…

Однажды я участвовал в корриде. Ну, как участвовал… И не такая уж это была коррида, если честно.

Plaza de Toros Танжер Марокко

Дело было в раннем дошкольном детстве. Мои родители — страстные грибники, мы постоянно выезжали на оранжевой «копейке» во всякие заповедные загородные места. Грибов, помнится, было много. Ну, понятно, небо было синее, деревья больше, вода слаще. На самом деле, жителей окрестных деревень грибы как-то совсем не интересовали. Не было в местной кухне грибных блюд.

В тот раз мы оказались в лесу под кодовым названием «Турбаза». То есть, где-то рядом располагалась туристическая база, на которой я даже не знаю, что делали. Наверно, в походы ходили. Лес прекрасный, прямо как с картины Шишкина про медведей, рядом водоём. Мы распределились по сферам интересов. Родители наполняют корзины гигантскими подосиновиками и подберёзовиками, а я прогуливаюсь по лесу с палочкой. Если честно, я тоже никогда не мог понять этого прикола со сбором грибов. Видимо, место происхождения имеет значение, я ведь там родился. Но ел с удовольствием.

Итак, гуляю я себе по лесу… В красной курточке, что немаловажно. По сторонам глазею, великие мысли думаю. А к водоёму подтянулось стадо коров. Напившись сполна, одна из них, белая с огромными чёрными пятнами, где-то я слышал, что это костромская порода, вдруг заинтересовалась мной. И напролом через бурелом ломанулась ко мне.

Мама, державшая меня в поле своего зрения, не на шутку перепугалась. Решила, что красный цвет действует не только на быков, но и на их подруг. И сейчас рогатая проткнёт меня как незадачливого тореадора. Уронила грибную корзину, бросилась спасать ребёнка. Я же наивно смотрел на приближающуюся опасность и в ус не дул.

Корова добралась до меня раньше, но не стала делать мне больно, а остановилась. Уставилась большими выпуклыми чёрными глазами. От неё сильно пахло навозом, рядом вились мухи и слепни.

Подоспевшая мама закрыла меня своим телом. Корова вздрогнула, что-то промычала и неспешно пошла восвояси.
Тогда я не понял, испугался я или не очень, но образ огромного жующего парнокопытного, туповато глазеющего на меня в упор, навсегда остался в памяти. До сих пор сторонюсь этих животных. Хотя говядину, особенно халяльную, обожаю.

В Танжере среди прочих немногочисленных достопримечательностей есть арена для корриды. Называется Plaza de Toros. Её построили испанцы в середине прошлого века, когда Танжер ещё не был марокканским. Из-за второй мировой войны строительство затянулось почти на десять лет. Наконец, торжественно открыли. Арена могла вместить более 13 тысяч зрителей.

Кровавое зрелище не долго радовало почтенную публику. Объявив независимость, марокканцы прихватили и международную зону Танжер. Так как коррида не особо вписывается в культурные каноны мусульман, арена осталась без дела и со временем обветшала. Хорошо, хоть не снесли. Заброшенная Plaza de Toros до сих пор стоит на одноимённой площади и интересна разве что туристам, добравшимся до Танжера.

Обсудить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.