Рубрики
Мои хроники

Толстая тетрадь

Что-то вдруг вспомнилось. Триста лет тому назад, когда я ещё учился на геолога-разведчика, снимали мы с Гошенькой полдома в деревне Салтыковка, что почти сразу за МКАДом по линии Москва-Петушки. Въехали в сентябре, выехали в марте.

Старый скрипучий дом с историей (в древнем шкафу мы обнаружили менору и ещё какие-то потемневшие от времени предметы культа), задумчивый яблоневый сад, прогулки по пустынным деревенским улочкам от электрички – всё было таинственно и как-то инопланетно. Было немного голодно – подкармливались продуктовым офицерским пайком от моей двоюродной сестры Оли и мороженными яблоками. Помню такое обозначение пищи: белый хлеб – печенка, чёрный – пряник. Но это не так важно. В том же древнем шкафу нашлась толстая амбарная тетрадь, основательная и красивая. Таких уже давно не делали. Мы с Гошей решили её экспроприировать и использовать в творческих целях (иначе просто рука не поднималась – не могу понять, как можно было в ней фиксировать приходы-расходы, дебеты-кредиты). Это был беллетристический дневник живущих на краю географии Александра Сергеевича Пушкина (я) и его няни Арины Абрамовны Сыркиной (Гошенька). Дорогому дневнику мы рассказывали мыслимые и немыслимые истории из жизни своих персонажей, писали поэму про Ваню Солнцева, сына полка, которому надо было пробраться через фронтовой шквал, плен и прочие перипетии, и передать донесение от товарища майора Деева товарищу майору Петрову. Ну и прочие литературно-художественные опыты. За полгода мы почти закончили толстую тетрадь, грустно подумывали, где же мы сможем взять следующую такую. Но случился какой-то конфликт с соседом, ментом из Балашихи, мы были вынуждены оставить прекрасный домик. Разъехались кто куда. Я берёг нашу тетрадь, с лёгкой тоской перелистывал пожелтевшие странички, иногда зачитывал знакомцам. К сожалению, на одной из съёмных квартир её у меня украли. Причём вместе с тетрадкой творчества друга Митяя со сказками про Неженсю Пашеречку и пятиногого коня. Митя дал на сохранение, когда уезжал куда-то из столицы, а я и не оправдал его чаяний. Эх! Грустно конечно, до сих пор не могу понять, зачем этим людям понадобились наши вирши, но что делать. В любом случае, память о тех временах и чудесной тетрадке греет сердце и обволакивает туманом чего-то прекрасного.

Автор: mobiduc

Моряк из Южного Бутово ⚓

Один ответ к “Толстая тетрадь”

Обсудить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.