Я и Гюнтер Грасс

В бытность мою фотографом всякие случались со мной истории.

Расскажу о своей встрече с Нобелевским лауреатом и последствиями её.
Произошло это в начале моей репортёрской карьеры, то есть, ещё редкие знаменитости побывали в рамках моего видоискателя. Увидев объект, который мне нужно было заснять, я сильно нервничал. Помнится, примерно тогда же мне довелось поехать на съёмки приехавшего в Москву Вонга Кар Вая, а я только что посмотрел «Чункингский экспресс». Распереживавшись оттого, что вот он гений кино, я дрожащей рукой оторвал у своей массивной вспышки «горячий башмак», площадку, на которой она крепится к фотоаппарату. Хорошо, хоть коллега из «Вечерней Москвы» помог, дал свою вспышку, а то бы так и уехал без фотографий.

Ну да ладно. Нобелевский лауреат Гюнтер Грасс. Открылся тогда в Лубянском проезде замечательный клуб «Китайский лётчик Джао Да». Выпивать там хорошо, да и концерты прекрасные. Что говорить, я и сейчас туда частенько заглядываю.
Так вот, захожу я как-то в «Лётчик» на заре его мегапопулярности и вижу – в уголке с камином суетятся какие-то осветители, все в проводах и бетакамах, а в освещённом деталайтами центре сидит великий немецкий писатель, Нобелевский лауреат, Гюнтер Грасс. С не менее известным российским писателем, тоже, наверное, лауреатом различных литературных премий, Виктором Ерофеевым. Сидят, общаются.
Что говорить, к этому моменту я о творчестве Гюнтера Грасса знал не понаслышке, в моей библиотеке уже почти полностью освоенным мной существовал четырёхтомник писателя. А «Жестяной барабан» Фолькера Шлёндорфа я трижды смотрел, и в рейтинге моих кинопристрастий он до сих пор занимает одно из ведущих мест. Писатель Виктор Ерофеев тоже мне необычайно импонировал и был непререкаемым авторитетом в современной русской литературе. Увидев такую концентрацию мировой литературы в одном месте, я понял, что без фотографий я отсюда не уйду. К счастью, моя камера была заряжена чувствительной плёнкой, свет телевизионщики выставили великолепный. Мудрый Гюнтер Грасс с дымящейся трубкой и улыбчивый Виктор Ерофеев не воспротивились позировать, через день у меня на руках были прекрасные черно-белые фотографии: в полумраке уютного ночного клуба, у камина, сидят две иконы Большой Литературы и дружелюбно смотрят в мой объектив.

Через несколько недель «Лётчик» объявил об обширном праздновании своей годовщины. Завсегдатаи были приглашены на юбилей, я в том числе. Любимому клубу я решил преподнести историческую фотографию, выполненную в его стенах. Распечатал огромным размером (крупное «киношное» зерно добавило эпохальности снимку), поместил в дорогую рамку, подписал серебряным маркером, кто это, где. И поставил рядом с датой только что выдуманный копирайт: DUCphoto. Прихватив свёрток со своим шедевром и букет красных гвоздик для хозяйки клуба, я в прекрасном расположении духа отправился на празднование. Погудели хорошо, было очень весело.

В следующие свои посещения клуба я внимательно просматривал его стены на предмет наличия моей фотографии, но вместо неё на них висел многочисленный любительский фотоотстой из жизни «Лётчика». Гюнтера Грасса и Виктора Ерофеева не было. Я решил, что в лучшем случае кто-то из менеджмента клуба забрал фотографию к себе домой, а в худшем – она пылится в какой-нибудь подсобке. В любом из этих вариантов развития событий мне было невероятно обидно. За Нобелевского лауреата, за фотографическое искусство, за деньги, потраченные на рамку и фотопечать, за себя, в конце концов. Неприятный осадок по отношению к клубу сопровождал меня долгие годы. Это даже сильнее, чем обида на то, что в баре порция водки меряется 40 граммами, а не стандартным «полтинником».

Спустя некоторое продолжительное время моя работа повернула в кулинарное русло. Я стал снимать еду для одного специализированного журнальчика. Мы с журналисткой разъезжали по ресторанам, для нас лучшие повара столицы готовили свои фирменные блюда, я их фотографировал, а потом мы вдвоём их жадно съедали. Столько вкусного мне довелось поесть за эти два года! Снимал я, кстати, уже на цифровую камеру, в редакцию отправлял картинки, записанные на компактном диске.
И вот, доедая солидный кусок аппетитного свиного колена в немецком пивном ресторане, я что-то вдруг вспомнил про Гюнтера Грасса и свою обиду на «Китайский лётчик». Посетовал, какими же люди бывают неблагодарными гадами. И что же, журналистка Наташа говорит мне – такая большая рамка с черно-белой фотографией? Прикинь, мы на дне рождения «Лётчика» нажрались и спиздили эту фотку. Теперь она у меня на кухне висит. И ещё, ты ведь свои диски подписываешь «DUCphoto», я всегда думаю, что мне это напоминает? Это ж твоя фотография!

Так разрешилась многолетняя загадка Гюнтера Грасса. Мир в очередной раз оказался теснее, чем я предполагал, спирали развития событий ещё круче.
Такие дела.

Я и Гюнтер Грасс: Один комментарий

  1. Давеча за заслуги перед Отечеством мне вручили кусок пластика с логотипом клуба — клубную карту.
    Теперь я могу не платить за посещение концертов +1.
    Скидки на меню карточка не предполагает (не тот уровень, оказывается, члены клуба делятся на действительных членов и лохов), но и так хорошо.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.